?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Оставить это здесь меня побудило желание девушки, выложившей в интернет много интересной информации по фильму, остаться неизвестной в сети, чего я не одобряю, и оченно эту девушку прошу объявиться и идентифицироваться, дабы поставить линк на её таки написанное по поводу фильма эссе (хочу, чтобы она сама это всё оформила, от своего имени!)).

А пока, как есть - мнение о фильме от Евгении Вячеславовны Н. (Старый Оскол) (с)
* немного мной отредактировано по части хронологии

В этой кинокартине есть ровно три аттракциона, которые, на мой взгляд, в самом широком смысле своей яркой и брутально-изящной метафоричностью раскрывают мир мужчины, а в узком – это характеристика трёх главных героев – Яковлева, графа Беклемишева и князя Тучкова. Начну с Яковлева.

АТТЕНЦИЯ, господа! Аттракцион – «Стреляющий рыцарь» - фраза из фильма «Дуэлянт»
«Рыцарь – представитель военного сословия, ордена или категории дворянства с определённым кодексом чести и условно установленным способом поведения»
Г. Бидерманн «Энциклопедия символов»
Собственно, самый известный и поэтичный образ военного – нравственный идеал воина, чей Дух властвует над плотью. Образ Странствующего Рыцаря как метафора Души, проходящей искушения. В христианстве монахов именуют воинами (рыцарями). Такова изначальная символика этого образа. Никаких Прекрасных Дам, галантного мужчины-любовника – только война (духовная и ратное поле), только кровь (мученичество и кровь убитых врагов), только честь – исключительно мужской мир. И потому я нахожу представление героя Яковлева в начале фильма посредством этой метафоры – самым мощным метафорическим образом в этом фильме. Он выходит с наплечником и налокотником, на которых изображён самый главный Рыцарь христианской культуры – Георгий Победоносец! Не просто Святой Георгий, а повергающий дракона – это уже любимейший образ всей европейской военной аристократии, включая русскую.
Но есть и ещё одна вкусность этой сцены – изображение грифона на кубке, который Яковлев сбивает пулей со своей головы!
«Грифон (гриф) – сказочное животное, символизирующее господство над двумя сферами бытия: землёй и … воздухом… Грифон указывается в качестве воплощения Немесиды… Представляемый первоначально в качестве дьявола-похитителя душ, уже у Данте грифон становится символом обеих природ (божественной и человеческой) Христа, а именно вследствии владычества его на земле и на небе… Поэтому грифон так же считается победителем змея и василиска, воплощающих демонов дьявольского толка… херувим, один из чинов ангельских в христианстве»
Г. Бидерманн «Энциклопедия символов».
Весь фокус внимания этого «аттракциона» и значение этой метафоры, как я её поняла – сражение Героя с самим собой, прежде всего. Это его главная духовная дуэль! «Не мстите, княжна! Смерть… не помогает!». А с другой – его рука – это не рука убийцы, а мистическая рука, которой Немезида карает нарушивших нравственные нормы. «Я не люблю дуэлей. Но бретёров не люблю ещё больше. Убить бретёра – это большое удовольствие». Но, как указано выше, у грифона есть единственное, но отрицательное значение – похищение душ – ака дьявольщина. Есть это и у Яковлева – «Яковлев – дьявол! Пуля его не берёт!», «Вы, Яковлев, убили уже пять особ». Это смешение в характеристике героя земного и небесного – есть его человеческая природа.
Есть время - леденеет быстрый ум;
Есть сумерки души, когда предмет
Желаний мрачен; усыпленье дум;
Меж радостью и горем полусвет;
Душа сама собою стеснена,
Жизнь ненавистна, но и смерть страшна -
Находишь корень мук в себе самом
И небо обвинить нельзя ни в чём.
Я к состоянью этому привык,
Но ясно выразить его б не мог
Ни ангельский, ни демонский язык:
Они таких не ведают тревог;
В одном всё чисто, а в другом все зло.
Лишь в человеке встретиться могло
Священное с порочным. Все его
Мученья происходят оттого.

М. Ю. Лермонтов
Прям духовный портрет Колычева. «Ты, Беклемишев, не знал, что я – ЧЕЛОВЕК?!» бросает рыцарь-Колычев в лицо графу-змею-дьяволу, что любит повторять - «Вокруг ложь, а я - бог лжи» (знаменитая библейская аллюзия)
«Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нём истины; когда говорит он ложь, говорит своё, ибо он лжец и отец лжи»
Новый Завет, От Иоанна святое благовествование.
Вспомните одну из сцен разговора Машкова/Беклемишева с княжной. Лицо Машкова больше частью в тени, и лишь только блеск его глаз - этакий дьявольский блеск в темноте. Держит весь кадр. ..Там камера и художественные эффекты работают на эти инфернальные глазищи бога лжи. Великолепное решение.
Колычев-рыцарь вовсе не случайно назвал «отца и бога лжи» - дьявола-графа Беклемишева – свиньёй (помимо прямого оскорбительного значения). Мне так думается, потому что есть шедевр-гравюра Альбрехта Дюрера, созданная в 1513 году – «Рыцарь, смерть и дьявол» – и мне кажется образный ряд в фильме – ссылка на неё. Колычев – Рыцарь, Смерть, идущая за ним вслед («Ты много раз умирал» - говорит ему шаманка - «Больше ты не умрёшь») плюс - он – убийца, ну и свинья-дьявол-граф. НА ДЕСЕРТ! – именно в мистическом пространстве Санкт-Петербурга - в Александровском парке города Пушкина - Царское Село стоит бронзовая композиция, копирующая всех персонажей этой гравюры! Что я могу сказать – сплошной восторг!
Ну и вишенка на шоколадном торте – в истории России уже была «дуэль» между Колычевым, что спасал весь мир и «дьяволом», этот самый мир рушившим – «Лета 7076 марта в 22 учал митрополит Филипп с государем на Москве враждовати опришнине» - даже фильму сняли про эту дуэлю – «ЦАРЬ», 2009 год. Опричники по приказу Ивана Грозного сорвали с митрополита Филиппа II (в миру Фёдор Степанович Колычев) святительское облачение и изгнали «из церкви яко злодея и посадиша на дровни, везуще вне града ругающеся… и метлами биюще» - граф присутствовал на казни-избиении, что сам и организовал над Колычевым. Подобно тому, как Иван Грозный убил митрополита (Колычева), Беклемишев так же окончательно убил поручика (Колычева), потому что на роковом поединке с ним перед общественностью стрелялся (я уже писала, что внешняя честь – пища дуэлей) – дворянин Яковлев, а не дворянин Колычев!
«Когда раскроется игра -
Как негодуют шулера!
И как кричат о чести
И благородной мести!»

Саша Чёрный, «Честь»
Прежде чем поделиться своими мыслями и впечатлениями о втором говорящем аттракционе фильма, мне хотелось бы вступиться за фильм в целом. Приходилось много читать в рецензиях и отзывах об одной якобы выморочной фразе (фаворит негатива и хейтерства наравне с эротической сценой в карете, бутылкой коньяка, «рыжей немкой» и финала – последней дуэли фильма), которую говорит Колычев. Обидно, что национальные культурные коды не считываются и предмет разговора – дворянская честь, как показывает мой опыт чтения отзывов в рунете - terra incognita.

Итак, второй «аттракцион» связан с графом Беклемишевым и поднимает тему неравенства среди дворян – за счёт фаворитизма.
А вот и «скандальная выморочная фраза», поручика Колычева, сказанная графу Беклемишеву – «Ты, Беклемишев, не знал, что я – человек?! Меня по пружинам нельзя ворочать
«Дело поручика лейб-гусарского полка Куколя-Яснопольского… В конце 1770-х годов Куколь поссорился со своим командиром, Семёном Зоричем, недавним фаворитом Екатерины. Куколь обвинил Зорича в том, что тот препятствовал его продвижению по службе. Зорич в ответ на это резко одёрнул его в присутствии других офицеров. Сделанное им замечание было не просто грубым, но подчёркивало должностное неравенство: «Как ты, сукин сын, дурак и этакая креатура, можешь трунить над Императорским генералом?». Куколь подал в отставку и, когда Зорич поинтересовался причиной, сослался на оскорблённую честь: «Будучи от него бесчестным образом обижен, более никак не намерен служить». Зорич предложил Куколю сатисфакцию, но только после отставки поручика, то есть после того, как он перестал бы быть подчинённым Зорича. Куколь же хотел немедленной сатисфакции и послал Зоричу вызов. Этот вызов, сочетающий в себе ритуальную вежливость с исключительной грубостью, настаивал на праве дворянина оберегать свою честь от дурного обращения начальника. «Опомнись и рассуди своей глупою головою, — писал Куколь, — что я человек и что меня по пружинам нельзя ворочать». Куколь заключил свой картель выражением готовности погибнуть за свою честь: «Ожидающий или сам на плацу за честь свою остаться, или тебя, гунствата, оставить — Куколь-Яснопольский». По получении этого письма Зорич оставил рыцарскую позу и повёл себя как начальник: он приказал Куколю явиться к нему, а когда Куколь ответил ещё одним оскорбительным письмом, доложил о случившемся вышестоящему начальству. За нарушение субординации Куколь был судим военным судом, приговорён к повешению, но затем помилован и сослан в Сибирь с лишением чинов. Зоричу, однако, Екатерина повелела быть более учтивым с подчинёнными офицерами. Куколь-Яснопольский просчитался, придавая столь большое значение своему статусу дворянина, который, как он думал, охранял его от злоупотреблений со стороны начальства. Он недооценил важности служебного чина Зорича и особенно его статуса бывшего фаворита»
И. Рейфман, «Ритуализованная агрессия: Дуэль в русской культуре и литературе», 2002
Вот и нежный поручик Колычев зря понадеялся на дворянское равенство и право…
И так в фильме «Дуэлянт» дело касается большинства «тупых диалогов» и «выморочных фраз». Грустно мне всё это читать . И не столько о фильме, сколько о незнании предмета разговора – об одном из краеугольных камней отечественной литературы и культуры XIX века - о котором так свободно публично вещают. Всякое.

В кинокартине три метафоры-аттракциона, где по краям два «младенца» (поручик Колычев и юный князь Тучков), а в центре «бог лжи». На мой вкус, примечательно всё. Место «аттракциона» как и у «Стреляющего Рыцаря»-Колычева / Яковлева – публичное. Если в первом случае униженный и обесчещенный офицер «выступает» в социальных низах – балаган (правда - и это значимо в художественном пространстве фильма – так как последний расположен с Храмом), то граф в великосветском салоне – здесь специально для него выстроен манеж – он в центре внимания знати. Примечательно и то, что «Стреляющий Рыцарь» выделяется на фоне карликов (стоит заметить, что «карликами» в фильме выглядят все по сравнению с образом Колычева – здесь та же двойственность как художественный приём), а велосипедист в движении – на фоне обездвижено-пассивной публики – ещё одна метафора – все всё про графа знают, но никто ничего сделать не может. Удивительный в своей красоте диалог Великой Княгини и графа:

- Самокат стоил Вам больших денег.
- Денег я никогда не искал – только любви.


Только Великая и только Княгиня могла так публично унизить этого графа, а он лишь беззубо огрызнулся! Браво!
Я объяснюсь )
На дворе 1860 год. Мои сведения 1867 года, но надеюсь, почтенную публику сие не оскорбит ).
«В то время, как цена хорошего револьвера составляла всего 25 царских рублей, велосипед предлагался по цене 400 рублей и даже более; позволить себе такое средство передвижения могли только очень обеспеченные особы и члены августейшей фамилии»
Мужской журнал Петербургский Автосалон - № 07 сентябрь 2011 – «Музей императорских велосипедов: живая история», Текст: Михаил Клыпа.
Я всегда знала, что чтение мужского глянца принесёт мне больше пользы, нежели дамского Примечательно, что огнестрельное оружие ставится в один ряд сравнения с велосипедом даже для примера XXI века! ) На фоне этих данных уже по-другому понимаешь фразу графа, брошенную Басаргину – «Кровь выйдет дешевле!». На фоне велосипеда так тем более!.

Сам манеж – образ, конечно, же - классический circulus vitiosus, в который как в воронку втягивает «бог лжи» неугодных ему. Так как этот метафоричный образ аттракциона центральный, а название фильма «Дуэлянт», то вовсе не случайно, что манеж впервые является зрителю с высоты (угол камеры) – дуло пистолета, где видна чёрная пуля и по краям два светильника (образы христианских мучеников называют именно так, но в фильме «мучениками» являются два светлых мальчика – Колычев и Тучков; к слову сказать, символика светильника связана напрямую с яблоком – здесь с Колычевым совсем всё красиво относительно смысла – не знаю, нарочно ли авторы так сделали или оно само собой). Сколько я могла разглядеть – на велике у графа-дьявола голова сфинкса, что подозрительно похожа на знаменитую петербургскую эту особенность - Крылатый сфинкс на Банковском мостике через Канал Грибоедова – удивительное сходство.
«Сфинкс греческой традиции… изображался как демон смерти, который сидел в засаде на обочине дороги и задавал прохожим загадки, проглатывая всех, до той поры, пока Эдип не победил его своими познаниями»
Г. Бидерманн «Энциклопедия символов».
Ну что ж – даже замена на дуэли – прямая ассоциация – «в засаде на обочине» - «МНЕ НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ НЕТ!» - постоянно вещает демон смерти-сфинкс-граф. Я наотрез отказываюсь верить в «совпадения» об «эдиповом комплексе» – оба героя – и граф Беклемишев, и Колычев своей возлюбленной – Марфе Тучковой исповедуются о матери и её трагической судьбе! Разумеется, что «Эдипом», победившим «сфинкса»-графа стал Колычев / Яковлев! БРАВО!

(c)